Дардо Кусто. Шаман

Шаманами рождаются!

Я родился 17-го числа седьмого месяца 77-го года, в седьмой день недели, утром, в воскресенье. Папа работает главным экономистом, а мама работала бухгалтером, пока ее природный дар не победил. Она у меня очень сильная шаманка: знает магию растений, очень хорошо владеет предсказательными системами. Есть у мамы примечательное свойство: она может положить вещь, например, нож, на стол, на самое видное место – и все будут его искать, но никто не увидит. Папа меня всегда просил: «Мама положила куда-то ножницы, пожалуйста, найди их», – а вот я с ранних лет мог находить.дардо

Мама никогда не вела прием людей, и не ведет, но мы все знаем, что у нее шаманские способности очень ярко выражены. Я живу в Москве уже много лет, а она живет в Оренбуржье, и я, например, иду со своими приятельницами в клуб, на дискотеку или в кино, она меня набирает и говорит: «У тебя завтра очень серьезный клиент, записан на 10 утра, тебе надо хорошо выспаться!». Откуда она знает, что у меня завтра в 10 утра тяжелый клиент? Но это правда. Либо мы там пошли на день рождения гулять, веселиться, а завтра съемка, она может позвонить и сказать: «Зачем ты идешь на праздник? Не надо, завтра съемка, в 8.30 надо выезжать». Такие вещи она очень четко видит и мне проговаривает. Ну, я-то не удивляюсь, а окружающие не знают о таких способностях – они удивляются: «Как это так?»

Не знаю, откуда знаю

Когда я впервые заметил у себя экстрасенсорные способности, я не знаю. Я, скорее всего, заметил, что это окружающие люди – другие. Мне было непонятно: почему люди не слышат информацию, которая идет от камней? Почему люди не слышат то, что я думаю – ну, я же четко говорю мысленно: «Подойди!», – а он сидит, и не понимает меня? Животные понимают, а люди – нет. Меня это раздражало и даже бесило. Я же слышу, что он думает, почему он не слышит, что я думаю? Я вот этого не понимал. Но постепенно пришел к выводу: люди – другие, они от меня отличаются, они совсем другие. Вот это я осознал где-то примерно после первого класса.

В детстве я очень любил читать книги и общаться с их героями. Моими друзьями были Карлсон, Пеппи Длинныйчулок, Рони, дочь разбойника, Эмиль из Лениберга. Я родился в СССР, у меня не было видеомагнитофона, у меня не было каналов, где можно пересматривать мультики часами. Мы ждали пятницы, когда придет тетя Валя, покажет сказку, и мы плакали, потому что сказка закончилась… У нас не было видеомагнитофона, чтобы это записать, понимаете? Не у моей семьи, а вообще в нашей стране тогда еще не было такой техники.

До сих пор я общаюсь с некоторыми персонажами из детства. Например, у нас недавно был на проекте Максим Исаакович Дунаевский, который написал музыку для «Трех мушкетеров», «Дети капитана Гранта», «Мэри Поппинс, до свиданья», в конце съемок он подошел ко мне, и говорит: «Дардо, я очень рад с тобой познакомиться, я тебе лично передаю привет от Мэри Поппинс, ты один из лучших ее коллег!» Мне, конечно, было очень приятно такое услышать, потому что в детстве я смотрел на Мэри Поппинс и думал: «Клёвая волшебница!», – но я тогда еще не знал, что у меня тоже есть такие способности.

Работая с картами, я вижу будущее людей, потому что каждый человек приходит ко мне со своими полем. Когда мое поле соприкасается с его полем, у меня начинают проскальзывать такие картинки, как слайд-шоу. Я могу, например, описать человека, как он выглядит, совершенно не видя его. Откуда я это знаю? Я не знаю, откуда, но я эту информацию всегда получаю. Мои близкие и друзья уже не удивляются, но я сам себе порой удивляюсь: откуда я это знаю? До сих пор не знаю – тавтология, но это так.

Волшебная пуговка-подружка

Я хорошо чувствую духов. Когда я был совсем маленький – играл или скорее общался с камушками. А самое главное воспоминание из детства – волшебная стеклянная пуговица, которая говорила со мной. Она переливалась всеми цветами радуги: то зеленым заиграет, то желтым, то красным, она светилась, и я всегда с ней общался. Многие дети разговаривают с предметами, до пяти лет, а потом, у них эти способности закрываются, это факт. А у меня они остались. Мне никто не сказал, что это невозможно.

Возвращался я как-то после школы, разговаривал со своей пуговицей, она мне какие-то умные вещи рассказывал… Я чему-то удивился и нечаянно уронил свою подругу-пуговицу в лужу… Искал-искал, не нашел, переживал. К сожалению, она ушла. У меня всегда какие-нибудь деревяшки были интересные, сучки, бревнышки – и с ними я тоже общался.

Конечно, если бы на это посмотрел психолог того времени, он бы сказал, что я либо шизофреник, либо страдаю от дефицита внимания? Сейчас люди уже знают, что есть дети-индиго с такими способностями.

Когда я был маленький – удивлял даже своих родных и близких. Например, приезжает тетя, а я, спрашиваю: «Зачем вы приехали? Ведь ваш муж ждет дома, ругается» На самом деле, да, он ругался, не хотел отпускать ее. Или огорошивал: «Ну, доставайте быстрее медвежонка! Он у вас в сумке, я хочу его быстрее получить!» «А откуда ты знаешь? Я хотела вручить его тебе через два дня, когда будет твой день рождения» «Ну, ты уже приехала, тетя, вручай сейчас этого медвежонка». Я такие вещи видел и знал уже тогда. Это было для меня совершенно естественно. Взрослые все об этом тоже знали, но удивлялись, что я развит не по годам. В школе я особо об этом не рассказывал – понял, что другие дети не такие как я и мои родные.

Самый лучший ученик

У нас был очень дружный класс. Сельская школа отличается от городских школ, там как будто много маленьких семеек – первый класс одна семья, второй класс еще одна семья. Жили очень дружно, играли в снежки, выезжали кататься с крыши занесенного снегом склада. Мы ездили собирать картошку, ведь это был СССР.

В школе я любил литературу, мне очень нравилась химия, привлекала биология. После школы я хотел поступить на психолога, потому что психология только-только появилась в России и необычайно меня влекла. Но в 1994 году Оренбуржье не было такого факультета. Это был все еще СССР, сознание людям открывать нельзя, поэтому факультет психологии был поначалу только в Санкт-Петербурге, потом появился в Москве, а позже изучение психологии стало медленно распространяться  по России. Поэтому я поступил на то, что ближе всего к магии – это наука о превращениях: я поступил на химика-биолога. Химия – это наука о трансформациях, алхимия. Проучившись два года, когда в 1996 году открыли факультет психологии, – я тут же на него перевелся. Я первый выпускник факультета психологии в Оренбурге! Окончил с почти красным дипломом – практически отличник. Я же перфекционист: люблю хорошо учиться, люблю быть лучшим.

В институтемне завидовали, потому что, я всегда был всезнайка: это я знаю, и это я знаю, и вот это я тоже знаю! Я был самым-самым классным!

Естественно, я мог бы не готовиться: мог запросить у вселенной билет № 13, мое любимое число, или билет № 17, или билет № 7 или № 8. Я говорил: «Так, я хорошо знаю билет № 8, я хорошо знаю билеты №№ 12, 14, 15 и 17, пусть какой-то из них мне выпадет. Пожалуйста» И что-то из этих билетов всегда приходило.

У меня очень сильные предки и с маминой стороны, и с папиной. Есть, например, бабушка-шаманка, которую в Оренбуржье до сих пор все помнят и знают, к ней ездили лечиться толпами, она многим помогла в свое время. А с папиной стороны у нас были очень богатые предки, они владели магией и шаманизмом, хорошо общались с духами земли, и земля благодарила их в ответ. У них были огромные стада: больше трехсот голов лошадей, крупного рогатого скота тоже несколько сотен, очень-очень зажиточные и богатые были до тех пор, пока не пришла советская власть, и их не раскулачили. Но их силу я до сих пор чувствую, слышу их. Они были очень успешные в свое время. Предки мне помогают идти по жизни, и я им за это благодарен. Меня всегда кто-то ведет по жизни. У меня всегда есть прекрасные учителя!

Через тернии…

Когда я окончил институт – сразу поступил на работу. Вообще-то уже на последнем курсе я перевелся на заочное отделение и работал в администрации, в отделе по делам молодежи. А вот после окончания я сначала устроился работать на телефон доверия. Было очень много звонков, я научился вести беседы, слушать и слышать людей. Затем я стал проявлять себя как очень хороший психолог, потому что меня постоянно раздражало, что эти большие-большие, старые-старые тетечки-психологини говорили: «Что ты сюда пришел? Ты молодой парень, у тебя не должно быть клиентов вообще, потому что ты молодой», – а я им всегда отвечал: «А почему молодые не должны быть специалистами? Ведь вы ходите к молодому зубному врачу? Или зубной врач обязательно должен быть старым-старым, только в этом случае он вам хорошо залечит зуб?» Ну, что за бред.

Я им говорил: «Есть психологические техники, а есть жизненный опыт, вы не смешивайте – это разные вещи». Вот они меня точно не любили, зато в итоге и это было хорошо! Когда есть такая оппозиция – это подстегивает к росту. Вскоре я стал директором социально-психологической службы, и они все были у меня в подчинении.

Потом, администрация города меня очень сильно полюбила, мэр мне, как молодому специалисту, подарил новую трехкомнатную квартиру. Почему? Потому что в то время, когда я там работал, то показал очень высокие результаты: мне нравилась психология. Она до сих пор мне очень нравится, ведь это наука о душе. Можно работать с человеком, менять его внутренний мир. Ко мне постоянно шли люди, и администрация постоянно заботилась о моем росте.  Никакой магии: у них в планах есть специальная графа «рост молодых специалистов». Они эти деньги тратили на меня: на самые продвинутые семинары отправляли, я обучался у самых дорогих мэтров по психологии.

Например, я освоил технику работы с травмой, и более семи лет проработал реабилитатором с участниками локальных войн и военных конфликтов: из Афганистана, Чечни. Были люди, пережившие и видевшие смерть близких людей, которые просыпались по ночам, запрыгивали под кровать и орали, потому что они видели, как на их глазах снова взрываются их друзья. Я восстанавливал их психику, мне как-то легко удается работать с такими тяжелыми состояниями.

В Оренбурге я дослужился до супервизора, то есть работал с полицией, организовывал супервизорство, есть специальные техники. А когда мне мэр, благодаря за то, что я людям оказываю очень большую помощь, – подарил квартиру, я ее получил, и довольный переехал в Москву. Там уже просто стало неинтересно, понимаете? Я достиг пика карьеры, возможного там.

Знаки судьбы

Когда я приехал в Москву, не знаю, как так вышло и не могу это объяснить, но я сразу набрал телефон своего любимого шоу «Знаки судьбы», и сказал: «Здравствуйте, а можно попасть к вам консультантом по телефону, потому что у меня есть опыт работы на телефоне доверия? Я могу слушать звонки и отправлять вашим ведущим в студию». Они сказали: «Приходите завтра к нам, у вас голос хороший и речь красивая, приходите». Я пришел. Они на меня посмотрели и сказали:

– Вы знаете, у нас есть женщины, но нет мужчин. У нас есть ведающие, знахарки, а шамана у нас нет. Пойдете к нам работать?

– На телефон? Конечно, пойду

– Нет, надо на прямой эфир пойти

– Как на прямой эфир?!

– Да, да, завтра.

Понимаете, меня спасло то, что я хорошо владел психологией и умел управлять своим телом и своим состоянием. В первый раз, конечно же, когда я показывал карту на экран, у меня рука тряслась, я боялся. Это было большое волнение, но когда я представил, что я показываю карту своим друзьям, близким, тете Маше – волнение прошло, и я там остался. А потом была куча звонков родителям и все такое: «А кто у вас в Москве родственники?», – потому что на телевидение так просто не попадешь. – «Кому вы заплатили и какие деньги?»

Вот так началась моя карьера в Москве, потом меня стали приглашать на другие программы. Сейчас мы снимаем много самых разных проектов, включая «Магию еды» – это кулинарное шоу о том, как еда может изменить нашу судьбу. Наш постоянный, уже любимый всеми проект «Человек-невидимка», где наука против магии, когда в комнату приходит звезда, а мы, не зная: кто это, но читая поля, рассказываем о ней.

Кулинарную технику, например, мне передала мама, потому что ей передали ее предки, а она передала мне. Я знаю, какая трава за что отвечает, что нужно сделать, чтобы гармония была в доме. Она, например, всегда хлеб пекла сама, никогда не покупала, хотя мы зажиточными были всегда. Эти вещи для меня как бы само собой разумеются.

В своей работе я использую техники, которые проверены веками, но адаптирую их под современность. Я меняю слова, потому что некоторые слова, которые использовались раньше, не действуют сейчас. Если я читаю Библию или молитву из Библии, я никогда не буду читать ее на старославянских языках, она уже не ложится на наш современный ум. Надо вовремя отформатировать жесткие диски. Таким образом, я все это меняю и подстраиваю под современность. Нахожу те синонимы, те модели поведения, те приемы и техники, которые уже веками отработаны, за которыми стоит мощный эгрегор, – они реально работают.

Я всегда сначала проверяю новые знания на себе, пропускаю через себя. Если не работают – вычеркиваю из своей базы данных. Работает – очень хорошо. Дальше – проверяю на клиентах: работает – оставляю в своем арсенале. В помощь людям я использую как психологию, так и магию, но выбираю из них только самое лучшее.

Из готовящейся к изданию в Эксмо книги Дардо Кусто «Мне никто не сказал, что это невозможно!» (рабочее название).

One thought on “Дардо Кусто. Шаман

  1. Pingback: Лучший подарок на 2016 год! | Астрологический еженедельник

Добавить комментарий